Вторник, 26.09.2017, 03:17 Главная | Регистрация | Вход

Категории каталога

Общая биополитика [9]
Сетевые структуры в БС и ЧО [19]
Сетевые структуры в биосистемах и человеческом обществе
Биополитика и микробиология [12]
Материалы - МОИП [5]

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статейКаталог статей
Главная » Статьи » Сетевые структуры в БС и ЧО

ПАРАДИГМЫ СЕТЕВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ ПРИ ПРАКТИЧЕСКОМ СОЗДАНИИ СЕТЕВЫХ СТРУКТУР|PARADIGMS OF NETWORK ORGANIZATION

Современный социум представляет собой сложную мозаику структур разных организационных типов, включая:

  • Централизованные иерархии, например, классические корпоративные фирмы, чья деятельность контролируется единым боссом (лидером, пейсмейкером)
  • (Квази)рыночные структуры, которые состоят из конкурирующих между собой элементов; примером может служить как обычный рынок с торговыми агентами-конкурентами (скажем, магазин «Горбушка» в Москве), так и иные структуры, где конкуренция явно доминирует над кооперацией, например, международный саммит “двадцатки”, где каждый страна-участница или каждая подгруппа стран “продавливает” свои интересы – часто в ущерб всем остальным участникам
  • Децентрализованные структуры с преобладанием кооперации между элементами над конкуренцией между ними

 

Последний тип структур обозначается как сетевой (в узком смысле)[1]; именно этот тип представляет интерес в контексте данной работы. Подчеркнем, что подобные децентрализованные, распределенные, кооперативные сетевые структуры формируются не только в человеческом социуме. Сетевые структуры, (так же как и иерархические и квазирыночные) представляют собой междисциплинарное понятие, применимое к разнообразным системам — от звездных скоплений и кристаллов до ансамблей элементарных частиц. Сетевые структуры (сети) характерны также для разнообразных систем в живой природе.

 

Значительное число разнообразных биологических систем имеет децентрализованный характер и в то же время отличается преобладанием кооперации элементов над конкуренцией между ними. Например, колонии микроорганизмов или их биопленки состоят из множества микробных клеток и устроены так, что отсутствие единого управляющего центра не препятствует эффективной координации социального поведения. Можно привести немало примеров биосистем, для которых понятие «сетевые структуры» имеет не только чисто организационный, но и сугубо геометрический смысл. Хищные диктиобактерии образуют ловчие сети из множества бактериальных клеток; добыча застревает в ячейках этих сетей, несколько напоминая клиентов, «застревающих» в маркетинговых сетях по сбыту тех или иных товаров.

 

Необходимо оговорить, что, если большинство живых существ просто живёт в иерархических, сетевых, квазирыночных структурах, часто смешанных в тех или иных пропорциях, то человек обладает способностью изменять, творить эти структуры, сообразуя со своими интересами, целями, потребностями.

 

Вариант хирама

 

Кратко остановимся здесь на хираме как сценарии сетевой организации. Творческому воображению читателей предоставляется возможность ответа на вопрос: элементы каких конкретных парадигм сетевой организации и в какой комбинации воплощаются  в данном сценарии? Ответ на данный вопрос предполагает предварительное ознакомление со всеми изложенными в дальнейшем тексте парадигмами.

 

Сложносокращенное слово «хирама» (hirama) означает High-Intensity Research and Management Association (Олескин, 1998, 2007, 2012, 2013, 2014, 2016; Oleskin, 1996, 2014). Речь идет о креативной команде, создаваемой для решения некоторой сложной, нечеткой, междисциплинарной задачи, например,  представим себе сетевую творческую лабораторию, занятую такой междисциплинарной и многоаспектной задачей, как Лечение и реабилитация ВИЧ-инфицированных пациентов. Вся задача сетевой структуры делится на несколько подзадач (субпроблем), скажем, следующим образом (рис. 1): 

 

  • Вирусологические аспекты: исследование возбудителя и патогенеза ВИЧ-инфекции
  • Реабилитологические аспекты: на базе коллективной идентичности сети укрепление у заболевших ВИЧ-инфекцией участников веры в смысл жизни, создание у них чувств принадлежности к сети и полезности для социума
  • Духовные (в том числе религиозные) аспекты ВИЧ-инфекции

 

Особое внимание в данном методическом пособии уделяется применению сетевых сценариев к работе креативных команд. В режиме хирамы (или аналогичной ей структуры) может осуществляться решение проблем методами мозгового штурма или ролевых игр. Приведем мысленный пример такой  ролевой игры.

 

В аудитории для творческой сессии ведущий обеспечивает участников  необходимой литературой и далее ставит творческую задачу для ролевой игры. Например, таковой могла бы быть проблема Нормы поведения медперсонала по отношению к душевнобольным пациентам. Ведущий задает игровую ситуацию: необходимо организовать функционирование палаты для шизофреников.

 

Рис. 1. Сетевая структура типа хирамы для  реабилитации ВИЧ-инфицированных

 

В соответствии с принципами хирамы, творческая команда студентов должна включать частичных лидеров по субпроблемам, на которые или учитель, или сами студенты коллективно решают поделить всю поставленную задачу. Возможны частичные лидеры со следующими специализациями:

  • Этика поведения персонала по отношению к пациентам
  • Соответствующие юридические нормы
  • Организация ухода за пациентами
  • Их духовная поддержка

 

Творческие лидеры по этим направлениям призваны стимулировать, направлять, протоколировать деятельность всей команды по каждому направлению. Все участники вольны примыкать к любому лидеру, но за более или менее равномерным наполнением учащимися каждого направления и за эффективной работой следит психологический лидер. Итоги работы в хираме сообщает ведущему и всем участникам творческой работы ее лидер по внешним связям.

 

В дальнейшем тексте рассмотрим вдохновленные биосистемными примерами организационные сценарии (парадигмы) децентрализованных сетевых структур, которые пригодны для создания сетевых структур в человеческом социуме с разнообразными целями, включая  группы для решения нечетких творческих задач (в том числе, методом мозгового штурма), команды учащихся в рамках метода интерактивного образования, малые сетевые бизнес-предприятия, психотерапевтические группы, политические объединения и ассоциации гражданского общества.

 

Особенно многообещающими в этом плане представляются семь кратко изложенных ниже парадигм (см. Олескин, 2012, 2013, 2014, 2016; Oleskin, 2014). Речь идет о нейронной, клеточной, модульной (“кишечнополостной”), ризомной (“грибной”), эквипотенциальной (“рыбной”), эусоциальной (“муравьиной”), нейронной и эгалитарной (“обезьяньей”) парадигмах сетевой организации. Эти парадигмы рассмотрены ниже в особых разделах работы. Интерес представляют также творческие модификации и комбинации этих, изобретенных живой природой, парадигм.

 

Предварительно кратко остановимся на системных свойствах деценрализованных сетевых структур (Boccaletti et al., 2006), которые представляются важными с точки зрения их креативного применения в социальных технологиях:

  • Феномен «малого мира». В сетях с большим количеством элементов (узлов) расстояния (геодезические линии) между элементами оказываются непропорционально короткими.
  • Наличие в сетях многократно повторяющихся конфигураций узлов и связей между ними – циклов, паттернов
  • Вес связей. Связи между узлами обычно различаются по скорости передачи информации и другим характеристикам, интегрально обозначаемым как «вес связи».
  • Пространственная конфигурация сетевой структуры. Например, наличие всякого рода преград на пути связей между узлами тормозит и канализирует их взаимодействие и передачу информации, что может быть творчески использовано для упорядочивания потока информации в креативных сетевых структурах в социуме (включая хираму).
  • Тенденция к спонтанной синхронизации процессов даже в отдаленных узлах одной сети (сходный феномен обозначается как слипшиеся точки в квантовой физике)

 

Клеточная (“микробная”) парадигма сетевой организации

 

Децентрализованные сетевые структуры формируются различными типами клеток ­– как свободноживущими (микроорганизмами), так и находяцимися в составе тканей многоклеточных организмов. Многие из таких клеточных сетей не имеют даже частичных лидеров (пейсмейкеров). В отсутствие лидеров координация поведения отдельных клеток в интересах работы всей сети во многом обеспечивается контактами между клетками, которые могут представлять собой цитоплазматические мостики (плазмодесмы) или участки слияния наружных оболочек клеток, а также дистантными (охватывающими всю структуру в целом) химическими коммуникационными сигналами.  Их примером является «чувство кворума» (quorum sensing) —­ «демократический» механизм, обусловливающий координированные действия элементов микробной сетевой структуры. Согласованное групповое поведение при этом основано на своеобразном химическом «голосовании». Бактерии в популяции выделяют сигнальное вещество, и когда концентрация этого вещества в окружающей среде достигает порогового значения, все клетки меняют свое поведение (например, начинают активно агрегировать с формированием микроколоний). На молекулярном уровне изменение поведения микробов обеспечивается изменением уровня активности определенных генов в ответ на связывание сигнального вещества с рецепторами.

Сетевая структура из клеток включает в себя также накапливающиеся между клетками биополимеры (полисахариды, белки, внеклеточные нити ДНК и др.). Это так называемый матрикс – внеклеточная структура, цементирующая клетки одной колонии, биопленки или ткани.

 

Клеточная парадигма, как и прочие биосистемные парадигмы сетевой организации, допускают экстраполяцию и творческое приложение к сетевым структурам в человеческом социуме. Аналогом  единой биопленки со сплачивающими индивидуальные клетки контактными и дистантными факторами коммуникации, а также матриксом выступает структура из человеческих индивидов, спаянная едиными идеями, ценностями, нормами поведения, которые в совокупности аналогичны матриксу биопленки. В подобном идейно-ценностном “матриксе” (или матрице) тонут индивидуальные различия членов сети. У каждого члена идентификация со всей сетью явно преобладает над индивидуальной самоидентификацией.  Наглядными, но, к сожалению, негативными, примерами могут служить тоталитарные секты типа Аум Синрикё.

 

Применение клеточной (“микробной”) парадигмы в социуме не ограничено тоталитарными сектами. Известно, что новаторские технологии (включая, скажем, ядерной энергетику или биотехнологию) могут использоваться как в благих, так и в разрушительных целях. Экстраполяция клеточной парадигмы на человеческий социум означает консолидацию лишенной иерархии творческой группы людей с помощью психотехник, ведущих к доминированию общегрупповых целей, творческих процессов и ценностей над индивидуальностями участников группы. В публицистических статьях выдающегося ученого (микробиолога) С.Н. Виноградского ([2013]) по поводу социалистических общин отмечалось, что «только идея не от мира сего, поработившая чувства и волю индивидов, … может спаять людские души в одну, лишить их всяких эгоистичных устремлений” (C. 621). Как внешние оболочки бактериальных клеток в биопленке сливаются   с формированием матрикса, так в прочно спаянной сети границы между индивидами теряют свою четкость, члены сети становятся психологически похожими друг на друга. Происходит отмеченное в свое время В.В. Налимовым в рамках трансперсональной психологии “слияние личностей”. 

 

Частичное, временное “слияние личностей”[2] может иметь место при решении задач методом мозгового штурма, когда применяются психотехники, основанные на “выпячивании” общегрупповых ценностей и символов единства группы, с которыми идентифицируют себя члены brain storming-группы. Таким общегрупповым символом может быть, скажем, то или иное животное, что напоминает о вере многих первобытных общин людей в тотемы. Консолидация группы дополнительно усиливается техниками, апеллирующими к эволюционно-древним биологическим тенденциям поведения и потребностям людей. С древних времен известно, что единству группы (в том числе неиерархической, сетевой) способствуют коллективные трапезы. Поэтому рекомендуется сопровождать или завершать сессию мозгового штурма социальным завтраком, обедом или даже вечеринкой для всей группы.

 

Все подобные психотехники ведут к координации поведения участников, синхронизации их индивидуальных ритмов активности даже в отсутствие центрального лидера (пейс-мейкера). Эта ситуация выступает как частный слуучай более общей проблемы: как достигается синхронное поведение множества элементов одной сети (любой природы) при отстуствии -центрального управляющего звена?

 

Йошики Курамото математически показал, что связанные между собой ритмичные элементы (осцилляторы) стремятся к синхронизации, если только их исходные ритмы не слишком различны. Если различия темпа и фазы индивидуальной активности меньше определенной величины, то в сети неизбежно возникают кластеры взаимодействующих элементов (узлов) с совпадающими ритмами. Если эта исходная разница в ритме еще меньше, вся сеть превращается в единый кластер с синхронизированными элементами (Kuramoto, 1984).

 

Обращение к клеточной парадигме при создании сетевых структур в социуме фактически означает подчеркивание принадлежности каждого участника сети к надиндивидуальной структуре («эгрегору»), выступающей как своего рода «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями людей и обретающий самостоятельное бытие.  В известной мере сетевая структура, особенно создаваемая с гуманитарной, благотворительной, экологической, демократизирующей или иной позитивной целью,  напоминает  Розу Мира в одноименной книге Даниила Андреева (1991). В этой книге говорится о Розе Мира как о светлой планетарной культурной и политической силе,  для создания которой необходимо сплочение “наиболее одушевленных, творческих, деятельных и одаренных членов ее в ядро. Ядро, для которого характерна атмосфера неустанного духовного созидания, деятельной любви и чистоты“. Отчасти аналогично концепции Августина Блаженного, сетевые структуры позитивной направленности способны формировать на Земле “град Божий”, в противовес “граду земному” – политическим структурам.

 

Аналогии, как известно, хромают, и мы констатируем здесь лишь необходимость наличия ядра сети – группы энтузиастов для создания и распространения сетевых структур в социуме. Укажем на описанную  в ряде авторских работ (Олескин, 2007, 2012, 2016) спонтанно сложившуюся сеть в российском микробиологическом сообществе, ядро которой составили чудаки-энтузиасты, готовые бесплатно по ночам отдаваться любимому делу

 

Модульная парадигма сетевой организации

 

Модульная парадигма реализуется в биосистемах, построенных из повторяющихся структурных единиц (модулей); они также отличаются преобладанием плоской (безлидерной) сетевой организации. Пример представляют колониальные кишечнополостные, чье тело состоит из связанных между собой единым стеблем (ценосарком) зооидов — полипов или медуз; аналогично организованы и колониальные мшанки. Такая колония представляет собой децентрализованную структуру. Каждый полип, совершая те или иные действия (например, сжимаясь и создавая ток жидкости) слабо воздействует на целую систему, но его эффект усиливается, если поведение этого полипа соответствует поведению большинства остальных полипов в системе.

 

Модульная парадигма характеризуется существенной ролью контактных взаимодействий элементов структуры (зооидов). Кооперативное взаимодействие элементов в составе сетевого модульного организма обеспечивается взаимодействием двух факторов: 1) структурной связи индивидов в масштабе целой структуры и 2) поведения каждого индивида, зависящего от локальных факторов.

 

Модульная парадигма сетевой организации находит свои аналоги в социуме, например, в так называемых “темных сетях” типа Аль-Каиды или ИГИЛ/ДАИШ. Во многом построенная на контактных управляющих воздействиях внутри групп (в том числе и в ходе осуществления террористических актов), подобная сеть глобального джихада напоминает колониальных полипов. При этом удаление контактных лиц, связывающих кластеры (аналоги модулей) между собой, уподобляется перерезанию столона (ветви), на которой находятся полипы, низведённые до роли органов целого модульного организма. Если не нужные целой колонии полипы могут рассасываться, то Аль-Каида готова жертвовать своими членами, используемыми как пушечное мясо в борьбе, например, с американцами в Афганистане, или в роли шахидов во время терактов. Недаром идейный «матрикс», включающий «стремление к очищению и обновлению ислама, борьбу с местными правительствами, иными этническими и конфессиональными группировками» рассматривается членами сети «под углом зрения героизированной жертвенности, который не оставляет места проблеме ценности отдельной человеческой жизни» (Соловьев, 2004).

 

Перейдем к более позитивным и конструктивным аспектам социальных приложений рассматриваемой парадишмы сетевой организации.  В отличие от клеточной парадигмы (см. выше), при модульной парадигме в большей степени сохраняется индивидуальность каждого элемента (модуля), хотя они и связаны единым ценосарком (в социуме – единой идеологией). Соответственно, элементы сети (члены сетевой структуры  в социуме) в известной мере способны конкурировать между собой. Во время творческой работы, скажем, сетевой  лаборатории наблюдается соревнование между ее членами, которые различаются по своим индивидуальным ритмам работы. Это соревнование ведет к конструктивным результатам на уровне всей сетевой лаборатории за счет срабатывания принципа, сформулированного в применении к колониальным кишечнополостным: «Если в момент сжатия пульсара, /т.е. совершающего периодические сжатия и растяжения полипа – примечание О.А./ в него поступает мощное течение... со стороны других пульсаров, также испытывающих сокращение в это же время, то побеждает группа консолидированных пульсаров, а у остальных происходит задержка собственного сжатия, после которой происходит сдвиг фазы пульсаций» (Марфенин, 2002).

 

О модульной парадигме в социуме напоминает известный в сетевом бизнесе принцип «сетевого рычага» ­– «такая организация взаимодействия между членами сети, при которой каждый из них, предоставляя для формирования корпоративного ресурса часть своего личного ресурса через вступление в функциональную конвенцию о порядке его использования, в случае необходимости получает в собственное распоряжение на порядок больший объем консолидированного корпоративного ресурса» (Чучкевич, 1999. С. 26–27). Сетевой рычаг может быть статусным, информационным, комунникационным, ресурсным, в зависимости от того, что именно объединяется и совместно используется звеньями сетевой структуры.

 

При всякого рода творческой работе в децентрализованном сетевом режиме (включая сценарий мозгового штурма) модульная парадигма означает создание самопротиворечивой, способствующей креативному стрессу, ситуации, когда узлы сети (участники) конкурируют между собой и в то же время совместно двигаются к решению общесетевой задачи и все отстаивают общесетевые ценности – нематериальный аналог объединяющего полипы и медузы ценосарка. Этот нематериальный матрикс можно материализовать, заставив всех участников, несмотря на соревнование между собой, постоянно держать друг друга за руки или всех держаться за один и тот же трос или канат (вместо ценосарка). Поскольку «любое эмоциональное состояние отпечатывается на матрицах нервно-мышечной системы» (Вачков, 2001), мышечное напряжение при удерживании руки или каната способствует ограничению конкурентной установки более сильной кооперативной – в рамках всей децентрализованной творческой сетевой структуры.

 

Ризомная (“грибная”) парадигма сетевой организации

 

Эта парадигма характерна для мицелиальных грибов и корневищ некоторых растений и названа «в честь» выдвинутой Ж. Делёзом и Ф. Гваттари (1996) философской концепции ризомы как системы, которая не имеет ни начала, ни конца, ни центра, ни центрирующего принципа. В отличии от модульной парадигмы, здесь нет разграничения собственно модулей (полипов или медуз у кишечнополостных) и стволов, которые их связывают в целую колонию. В мицелии гриба, например, есть только эти «стволы» -- нити (гифы) как  однотипные элементы всей грибницы (мицелия), на которых могут развиваться органы целой системы (ризоиды, плодовые тела и др.).  «Путем ветвления и слияния между собой гифы образует сетевидную структуру, которая обозначается как мицелий» (Kück et al., 2009, S.4).  Достаточно многие виды грибов имеют взаимопереходы между мицелием и дрожжеподобным ростом, когда вместо нитей есть отдельные клетки типа дрожжевых. Если гриб образует мицелий, клетки в составе гиф могут сохранять известную самостоятельность (быть отделенными неполными перегородками друг от друга) или представлять единую массу гифы.

 

Интересны с системной точки зрения и допускают содержательные социальные аналогии (в том числе в применении к экономике, о ней – глава вторая ниже) преимущества мицелиальной организации грибов (Дьяков, 2013), в том числе:

  • Максимальная оккупация территории (субстрата) потомками одной споры (клетки-основательницы)
  • Транспорт веществ, нередко на большие расстояния
  • Функциональная дифференциация мицелия с формированием специализированных структур, из которых не специалистам в области грибов более всего знакомы плодовые тела некоторых грибов со шляпками и ножками

 

Аналогично ризоме, развивающееся ныне в мире сетевое (по преобладающей организации) общество можно описать как «быстротекучее пространство потоков, где нет ни центра, ни периферии, где многомерная природа сетевых коммуникаций создает распределенные узлы связей» (Смородинская, 2015. С.311).

 

Ризомная парадигма включает несколько важных для сетевых структур в социуме принципов. Во-первых, она может вдохновлять создателей динамичных, меняющих конфигурацию, сетевых альянсов коммерческих предприятий. Взаимопереход дрожжеподобный рост (отдельные клетки) – мицелий (клетки связаны в нити) соответствует в мире бизнеса взаимопереходу между группой самостоятельных фирм с чисто контрактным взаимодействием и спаянной единым проектом сетевой структурой, где контракты уступают место работе всех сотрудников в режиме проектной команды, невзирая на бюрократические барьеры между фирмами. Речь идет о  временных союзах фирм, готовых объединиться для выполнения определенной проекта. По завершении проекта фирмы прекращают свое сетевое сотрудничество (напоминая переход от интегрированного грибного мицелия к обособленным дрожжевым клеткам), чтобы сформировать иные временные объединения. Динамичные сети распространены, например, в индустрии мод.  В этой ситуации сетевые отношения между фирмами не являются ни стабильными, ни долговременными.

 

Во-вторых, каждая нить (гифа) в мицелии гриба есть линейная структура, отдельные зоны в которой (отдельные клетки в мицелии с перегородками) взаимодействуют каждый лишь с двумя соседями. Это отвечает в бизнесе так называемым вертикальным связям строго по линии поставщик-производитель-оптовый дилер-розничный торговец-клиент. Но между гифами бывают и слияния (анастомозы). «Рост гиф происходит на их вершинах /аналогами которых в социуме выступают частичные ситуационные лидеры сетей – примечания О.А./, но могут образовываться разветвления и, соответственно,  новые вершины /новые частичные лидеры/ на боковых стенках гиф. Гифы могут расти навстречу друг другу и сливаться /что соответствует объединению сетей в социуме в более крупные суперсети/» (Kück et al., S.4; с авторскими примечаниями). Разветвления гиф и слияния их с соседями соответствуют установлению сетевых связей вопреки вертикальной производственной цепочки, например, между поставщиками и дилерами (минуя производителя) или горизонтально, между несколькими поставщиками или дилерами.

 

Формирование прямых горизонтальных связей в рамках сетевого альянса производителей с поставщиками и дилерами обусловливает быстрое реагирование на запросы клиентов, особенно при оформлении продукции в соответствии с их индивидуальными вкусами.

 

В социуме такие структуры образуют также «темные сети» (преступные или террористические), в том числе  контрабандисты, последовательно передающие друг другу нелегально вывозимый товар; наркодельцы, переправляющие «товар» в другой регион мира (и возможно, как-либо дорабатывающие его, например, очищая наркотик). Можно представить себе замыкание подобной цепочки, если её последнее звено взаимодействует с первым.

 

В политической сфере развитие сетевых структур напоминает микоризу – оплетение нитями (гифами) грибов корней лесных деревьев. Социальные сетевые структуры оплетают своими связями офисы политических чиновников или директоров предприятий.

 

Рост сетевых структур, в частности, в составе гражданского общества, во многом аналогичен росту грибницы (мицелия). Если мицелий стремится к распространению, то сети в гражданском обществе ориентированы на экспансию с включением в свой состав возможно большего числа граждан. Подобные экспандирующие политические сети растут наподобие роста нитевидных гиф грибного мицелия.

 

Политические децентрализованные сетевые  движения в социуме, несомненно,  ассоциируются с упомянутым выше концептом ризомы.  Согласно Ж. Делёзу и Ф. Гваттари (1996), связи линий ризомы образуют «плато» — временный, ситуационный ареал стабильности в ее пульсирующей структуре. Такая зона стабильности в сетях гражданского общества будет отвечать достижению консенсуса между слагающими его сетями, что позволит неиерархическим путем прийти к единству мнений и предложений по политическим вопросам. Эти мнения/предложения могут далее доводиться до сведения властных политических иерархий.

 

Вернемся к взаимопереходу дрожжеподобный рост--мицелий и его аналогам в социуме. Клеточная парадигма (см. выше) сосредоточивает внимание на способности сетевой структуры выступать как своего рода «ментальный конденсат», порождаемый мыслями и эмоциями людей («эгрегор»), а модульная парадигма – на наличие объединяющего все узлы сети «шнура» (ценосарка, троса). Ризомная парадигма наглядно демонстрирует мерцающий характер сетевой структуры  – дуализм, напоминающий корпускулярно-волновой дуализм в квантовой физике, и постоянные взаимопереходы независимого существования элементов (с их конкуренцией) и их соединения в сеть.

 

Представима творческая работа команды над многоэтапной задачей при чередовании двух режимов: 1) независимого решения этапов задачи каждым участником команды (или каждой подгруппой) с соревнованием полученных решений и 2)  функционирования спаянной сети, охватывающей команду в целом.

 

Эквипотенциальная («рыбная») парадигма сетевой организации

 

 Структуры, построенные в соответствие с этой парадигмой, отличаются совершенно плоским характером.  Примерами служат стаи многих рыб или морских беспозвоночных (иглокожих, головоногих моллюсков), а также некоторых птиц и китообразных, включая дельфинов. В отсутствие лидера первой в движущейся стае плывет случайная особь, вскоре сменяемая другой особью. У молоди сайды одна и та же рыба «лидерствует» «от долей секунды (0.25—0.5) до нескольких секунд…, после чего скатывается в середину или даже в самый арьергард стаи» (Радаков. 1972).  Функционирование такой сети во многом определяется взаимодействием между соседями, при котором информация в виде зрительных или механических (течение воды, воспринимаемое боковой линией рыб) сигналов передается по эстафете. Эстафетная передача сигналов позволяет стае совершать сложные координированные маневры, например, двигаться «строем»,  рассыпаться при приближении хищника или формировать серповидную структуру, зажимая стаю более мелких рыб-жертв между рогами этого «полумесяца». С точки зрения моделирования принципов функционирования эквипотенциальных сетей в технических устройствах представляют интерес работы по алгоритмизации поведения их элементов.

 

Есть данные, что в пределах одной стаи и тем более одного малого сегмента стаи предпочтительно собираются и держатся вместе рыбы, напоминающие друг друга по индивидуальным параметрам, таким как длина тела, степень тенденции к стайному поведению (shoaling tendency, Croft et al., 2005), окраска. Так, «в эксперименте белые и чёрные особи широкоплавниковой пецилии Poecilia latipinna предпочитали объединяться с рыбами сходной окраски» (Павлов, Касумян, 2003. С. 57).

 

Предложена модель, где поведение стаи рыб алгоритмизировано на основе следующих норм поведения особей: 1) уходить от слишком близко располагающихся соседей; 2) двигаться в том же направлении, что и соседи; 3) не допускать слишком большого расстояния между данным индивидом и соседями. Получатся три окружающих индивида зоны — 1: отталкивания, 2: следования за соседями и 3: притяжения к ним. Сохраняя постоянными зоны отталкивания и притяжения и варьируя размер зоны следования 2, можно получить различные геометрические образы на уровне целой стаи — разреженную, стоящую на месте стаю; тор («бублик»), где особи двигаются вокруг центра масс; ходовую стаю с параллельным движением особей (Couzin et al., 2002). 

 

Аналогами эквипотенциальных сетей в человеческом обществе являются безлидерные структуры, спонтанно формирующиеся в экстремальных ситуациях (например, в обстановке мятежа типа «майдана»). Индивиды при угрожающих жизни ситуациях могут следовать достаточно примитивным правилам поведения, напоминающим алгоритмы поведения рыб в стае, например: 1) поиск кратчайшего пути к безопасному месту; 2) избегание столкновений с соседями; 3) движение в том же направлении, что и другие (Helbing et al., 2000). Получается достаточно сложное результирующее поведение толпы. Причем, к сожалению, указанное поведение индивидов способствует блокировке движения всей толпы и снижает вероятность спасения людей в ней.

 

В то же время характерное для эквипотенциальной стаи рыб нивелирование межиндивидуальных различий и полное уравнивание социальных рангов допускает применение в структурах типа сетевых предприятий. Речь, как правило, идет об очень небольших фирмах.  Успешным примером сетевой структуры, напоминающей стаю рыб  являлась фирма 37 signals в г. Чикаго, производившая компьютерное программное обеспечение. Отличие от стаи рыб одного вида (и сходство со смешанными стаями рыб разных видов, скажем, каранксов и барракуд, Павлов, Касумян, 2003) состоит лишь в том, что малый коллектив работников децентрализованной сетевой фирмы поделен на подгруппы с различной специализацией. «У нас есть восемь программистов, но нет главного технического директора. У нас есть пять дизайнеров, но нет творческого директора». Известную иерархичность структуре 37 signals придает наличие формального лидера команды (team leader), но эта роль подвержена ротации – каждую неделю на должность формального лидера команды заступает новый сотрудник фирмы (ср. сказанное выше о частой смене лидера в плывущей стае рыб). Сетевая «плоская» философия, вдохновившая создаившая создателей 37 signals, выражена в мысли о том, что «продвигая амбициозных людей наверх, мы блокируем продвижение других способных людей внутри команды» (Fried, 2011).

 

Поскольку в настоящей работе уделено серькзное внимание стмулированию группового творчества (включая brain storming и игровые методики) в сетевом децентрализованном режиме, очертим здесь перспективы креативного применения эквипотенциальной («рыбной») парадигмы. В сетевых творческих командах в этом случае нет специализированных частичных лидеров, в отличие от сценария хирамы. Нет членения всей задачи сети на субпроблемы. Все члены сети параллельно работают над одними и теми же этапами решения одной и той же проблемы. Они акцентируют не свои различия, а наоборот, межиндивидуальное сходство, даже «одинаковость» (подобно стремлению рыб в одной стае к идентичному поведению, к одинаковым вкусовым предпочтениям и др. – при нивелировании индивидуальных различий).  Каков позитивный эффект параллельной совместной деятельности одинаковых элементов?

 

Во-первых, дублирование одних и тех же операций на многих элементах многократно повышает надежность и помехоустойчивость всей работы.

 

Во-вторых, по мере повышения числа параллельно работающих элементов (участников сети или их малых подгрупп в ее составе) синергетически возрастает мощность всего коллективного процессора информации. Это возрастание мощности дополнительно усиливается  при применении уже упомянутых психотехник, направленных на частичное слияние личностей, формирование единого мыслительного поля для всей сети (ее некоторым аналогом в стае рыб является ее коллективный условнорефлекторный фонд[3]).

 

Целостность стаи рыб подчеркивается ее честким геометрическим очертанием. Например, ходовая стая рыб нередко принимает ромбообразную форму; стоящая на месте – форму бублика (тора), стая хищных рыб – форму полумесяца с зажатием стаи рыб-жертв между его рогами и др.  Аналогично, созданная из человеческих индивидов или их групп креативная сеть также могла бы характеризоваться четким геометриеским образом. Например, все члены сети могли бы взяться за руки и образовать во время сессии мозгового штурма или ролевой игры тот же бублик или ромб. Вопреки морали известной басни Крылова («А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь…»), в психологии множатся данные о влиянии геометрических характеристик образа целой группы на протекающие с ней процессы коллективного творчества.

 

Эусоциальная («муравьиная») парадигма сетевой организации

 

Построенные в рамках данной парадигмы сети включают в себя частичных лидеров. Так, в эусоциальных структурах общественных насекомых, в частности, муравьев, есть «рабочие команды» (кланы), возглавляемые ситуационными лидерами и выполняющие задачи типа рытья почвы или сбора выделений тлей (Захаров, 1995; Резникова, Новгородова, 1998). Однако лидеры кланов выступают как частичные лидеры в рамках децентрализованной структуры более высокого порядка (колонны, плеяды)[4]. Обращает на себя внимание также наличие в составе социума насекомых, в частности, муравьев, неспециализированных, не задействованных рабочими командами особей. Такой пул неспециализированных и часто малоактивных особей (Schmidt-Hempel, 1990) представляет резерв колонии и может быть мобилизован для решения особо важных задач.

 

Особенности сетевой организации общественных насекомых используются при создании алгоритмов искусственных систем «роевого интеллекта» (Swarm Intelligence) с распределенным контролем и оптимизацией, причем построенные по образцу насекомых технические системы отличаются значительной гибкостью и стабильностью функционирования в динамической среде.  

 

Еще раз следует подчеркнуть, что эусоциальная парадигма в биологических системах, рассмотренная на примере муравейников, отличается сочетанием сетевых и иерархических принципов. Сходным образом, Аль-Каида, например, состоит из малых иерархически организованных групп. Несколько таких групп, составив единую команду, организовали похищение и атаку пассажирских самолетов на башни ВТО и Пентагон 11 сентябра 2001 г.  Лидеры этих иерархических групп входили как хабы в состав целого кластера Аль-Каиды, организованного как децентрализованная сеть и включавшего несколько таких команд (Krebs, 2008).

 

В случае создания креативных сетевых децнтрализованных команд для творческого решения тех или иных коллективных задач принятие эусоциальной парадигмы означает, что  специализированные частичные лидеры и подчиненные им в рамках малых временных иерархических субкоманд помощники-эксперты взаимодействуют с неспециализированными членами сети, которые во многих сетях численно преобладают; сходный принцип специализированного меньшинства и поддерживающего неспециализированного большинства характерен для многих клубов по интересам.

 

Нейронная парадигма сетевой организации

 

 

 
  Figure 2.8.bmp


Данный вариант сетевой организации, как показывает само название, присущ системам, содержащим нейроны (нервные клетки), то есть структурам нервной системы, в особенности мозгу. В технических устройствах эффективно работают их аналоги (искусственные нейронные сети), такие как перцептрон, сеть Хопфилда, слой Кохонена и др.  Все эти структуры сочетают в себе сетевой и иерархический принципы и обладают рядом общих свойств, в том числе:

 

Рис. 2. Простая нейронная сеть сочетает последовательную (по пути  входной слой → скрытый слой → выходной слой) и параллельную (в силу наличия множественных элементов в каждом слое) обработку информации. Справа схема дополнена обратными связями от выходного к скрытому и входному слоям.

 

  • Нейронные сети способны к коллективной переработке информации и принятию решений, а также к обучению.
  • Нейронные сети характеризуются параллельной обработкой информации в разных элементах сети; параллельная обработка информации дополняется множественными связями между нейронами как каждого слоя, так и между слоями нейронов.
  • Нейронные сети отличаются ассоциативностью (нейронная сеть восстанавливает целый образ предмета по его фрагментам). В искусственных нейронных сетях данная способность используется для распознавания различных объектов, например, танков противника в современных технологизированных войнах.  
  • Нейронным сетям присуща адаптивность: сеть может видоизменять свою структуру, адаптируя ее к решению конкретной задачи.
  • Cети характеризуются высокой надежностью: выход из строя части элементов не прерывает работы сети, благодаря дублирующим связям между элементами.

 

Важно подчеркнуть, что иные варианты биологических сетевых структур, при всей специфике каждого варианта, также «нейроподобны», т.е. подобно нервным клеткам или их искусственным аналогам способны так или иначе воспринимать и перерабатывать информацию,  менять собственную конфигурацию в соответствии с ситуацией (самообучаться).

 

Функционирование нейронной сети можно проиллюстрировать воображаемой бизнес-структурой данного организационного типа  Опираясь на вполне реальные примеры из жизни мировой автомобильной промышленности, пусть наша нейронная сеть посвящает себя творческой задаче Разработка и внедрение новых дизайнов крышек для капотов автомобиля ВАЗ. В соответствие с организациоными принципы нейронной сети, все участники данной сетевой бизнес-структуры (все «нейроны») дробятся на три слоя (рис. 2):

  • Входной слой: сбор информации о существующих вариантах дизайна капотов, их достоинствах и недостатках
  • Скрытый слой: обобщает полученную информацию и готовит варианты новых дизайнов
  • Выходной слой: сравнительно мало участников, которые принимают окончательное решение на базе докладов представителей скрытого слоя.

 

Это решение далее внедряется (для облегчения этого процесса организуются обратные связи от выходного слоя к входному и скрытому, по принципу рекуррентных сетей Хопфилда).

 

Уроки в школе/вузе могут также ориентироваться на нейронные сети как полезную организационную парадигму. Это способствует параллельной обработке информации творческими подгруппами в рамках сети, составленной из  учеников класса или студентов группы. Сеть в целом в этом случае ассоциативно строит образ целого решения поставленной задачи на базе фрагментов за счет усилий «слоев» коллективной «нейронной сети». Доминантой в ходе самостоятельных работ школьников/студентов по «нейронному» сетевому сценарию должно быть самообучение как каждого индивида, так и на групповом уровне – уровне сети как коллективного «мозга».

 

Эгалитарная («шимпанзиная») парадигма сетевой организации

 

Эгалитарная парадигма характерна для некоторых приматов (шимпанзе, бонобо, некоторые капуцины и др.) и основана на следующих принципах:

  • Уважение свобод индивидов (особенно свободы выбора);
  • Частичная иерархичность структуры и уважение к высокоранговым членам сети; однако, никто не может добиться перманентного контроля над всей структурой;
  • Рыхлые связи между членами сети (так, шимпанзе образует fission-fusion groups – соединяющиеся-распадающиеся группы);

 

Отметим, что по сходным принципам были организованны многие первобытные общности охотников-собирателей. Эгалитарная («обезьянья») парадигма оказывается приложимой также к организации сетевых творческих лабораторий ученых-энтузиастов. Не приравнивая организацию биосоциальных систем приматов и структур в человеческом обществе, мы все же должны отметить известное сходство сетей научных энтузиастов с эгалитарными структурами человекообразных обезьян в следующих отношениях.

  • Уважение индивидуальности и свободы индивида. Каждый ученый (или каждая группа ученых в случае коллективного членства в сетевой структуре) волен заниматься своей индивидуальной тематикой и разрабатывать собственные концепции; эту свободу сетевая структура ограничивает лишь временными, частными обязательствами, обусловленными совместными проектами, публикациями, конференциями.
  • Известная степень иерархичности, связанная с признанием заслуг и научных степеней/званий отдельных членов сетевой структуры (наподобие высокоранговых «сереброспинных самцов» в группах горилл); однако, все это не дает никому из членов сети права на централизованное лидерство, доминирование.
  • Рыхлые связи между узлами сети, право индивидов или групп свободно вступать в сеть или покидать ее (по аналогии с fission-fusion groups, например, у шимпанзе).

 

Аналогичные «шимпанзиные» принципы можно реализовать в «штучных» сетевых структурах, состоящих (как и группа шимпанзе) из немногих индивидов – крупных бизнесменов, академиков, политиков и призванных решать важнейшие экономические, научные или политические проблемы. Правда, отмеченная в последнем пункте рыхлость связей узлов сетевой структуры порождает проблемы в случае, если условием успеха деятельности сети является реализация долговременного проекта, что требует стабилизации состава сетевой структуры. Понятно, что рассматриваемая эгалитарная («обезьянья») парадигма не даёт особых шансов на такую стабилизацию без существенной иерархизации всей структуры.

 

Одним из потенциально возможных организационных решений при сохранении сетевой структуры является шаг в направлении реализации иной парадигмы сетевой организации. Речь могла бы идти, в частности, о сценарии «пул мобилизуемых генералистов + проектная команда активных специалистов». Аналогичный сценарий уже был рассмотрен выше в рамках эусоциальной парадигмы (на примере муравьев).

 

Вместо заключения: приложение парадигм сетевой организации к коллективному решению нечетких задач

 

Децентрализованные кооперативные сетевые структуры во многих ситуациях обладают существенными достоинствами (по сравнению с иерархическими  и (квази)рыночными структурами), включая быстрое распространение информации и внедрение всякого рода инновационных технологий, снижение затрат (например, если поставщик и покупатель оказываются в одной бизнес-сети и вместо купли-продажи между ними долговременные доверительные отношения), гибкое реагирование и способность быстро адаптироваться к изменчивой среде. Эти преимущества особенно характерны для структур, посвящающих себя решению характерных для нашего времени нечетких междисциплинарных задач  с применением современных психотехник, в том числе:

  • Мозгового штурма, впервые предложенного Алексом Осборном в 1941 г. и включающего “систематическое усилие и организованную практику в целях генерации идей в группе… Обычный метод состоит в том, чтобы предложить небольшой группе обсуждать определенную проблему. Участники по одному высказывают идеи. Один участник группы записывает идеи и предложения на плакате или классной доске. Все воздерживаются от оценок. После мозгового штурма различные идеи и предложения рассматриваются и оцениваются, и группа принимает окончательное решение” (Михалко, 2015).
  • Игровых техник, включающих ролевые игры (“имитация поведения какого-то человека или акт принятия роли части тела, животного, неодушевленного предмета или даже роли представления или понятия, например, такого, как страх, смерть, неуверенность”, Вачков, 2001. С.60) и психодраматические техники. Например, при решении проблем экологии и охраны природы Вася становится (на время урока) директором мыльной фабрики, а Наташа возглавляет комиссию, призванную расследовать обстоятельства загрязнения среды обитания фабрикой Васи.

 

Применение различных парадигм сетевой организации и комплексных, соединяющих элементы разных парадигм методик типа рассмотренной в самом начале данной работы хирамы можно проиллюстрировать на примере конкретной децентрализованной творческой сети, которая создается в настоящее время ради объединения усилий ученых и медиков по востребованной ныне междисциплинарной проблематике – по микробной социальности, нейрохимии и пробиотикам (рабочее название). Ее важность вытекает из того факта, что микроорганизмы (в том числе полезные пробиотики) действуют на мозг человека, вырабатывая те или иные нейрохимические соединения, и учет такого влияния важен в медицинском и психологическом планах.  Данная междисциплинарная проблематика в целом пока не исследуется никаким академическим институтом, которые лишь порознь изучают разные грани темы. Создание децентрализованной сети с задачей интегрального охвата всей проблематики было бы немаловажным вкладом в развитие отечественной и мировой науки.

 

Пилотная сетевая структура для реализации указанной выше цели  состоит из трех модулей со следующими задачами  

 

Модуль 1: Социальная организация и коммуникация микроорганизмов

Модуль 2: Воздействие микробных продуктов на мозг

Модуль 3: Пробиотики

 

Эта сетевая структура будет комбинировать три почерпнутых из мира живых систем модели децентрализованной, распределенной сетевой организации 1) нейронная сеть; 2) эусоциальная сеть (типа муравейника); 3) хирама нескольких порядков.

 

Каждый модуль  комбинирует нейронный и хирамический принципы. Разберем на примере модуля 1 (Социальная организация и коммуникация микроорганизмов). По нейронному принципу участники этого модуля делятся на три слоя (рис. 2 выше):

  • Входной слой: сбор литературных и собственных (полученных в экспериментах) данных по теме
  • Скрытый слой: обобщает полученную информацию и готовит черновые варианты применимых в медицинских целях концепций или экспертных оценок по эффективности лечения дисбактериозов и других инфекционных проблем для медицинских учреждений и других целевых клиентов
  • Выходной слой: сравнительно мало участников, которые принимают окончательные решения на базе докладов представителей скрытого слоя.

 

Участники входного и скрытого слоев работают как генералисты по всем направлениям тематики модуля 1, но участники выходного слоя специализированы как частичные творческие лидеры в хираме (ср. рис. 1 выше) по следующим подтемам в рамках темы «Социальная организация и коммуникация микроорганизмов»:

  • Творческий частичный хирамический лидер 1: социальная организация микроорганизмов;
  • Творческий частичный хирамический лидер 2: микробная коммуникация;
  • Творческий частичный хирамический лидер 3: использование данных по подтемам 1 и 2 в медицинских целях

 

Эти лидеры – в соответствии с принципами хирамы – получают данные от всех участников скрытого слоя, формирующих единый пул. В соответствии с нейронным принципом рекуррентных сетей Хопфилда, эти лидеры – каждый по своей подтеме – шлют корректирующие импульсы обратно в скрытый и входной слои.

 

Как во всякой хираме, в модуле 1 кроме частичных творческих лидеров, имеются также неспециализированные лидеры: 1) психологический лидер (модератор) и 2) лидер по внешним связям. Именно лидер по внешним связям составляет единое коммюнике по результатам, протоколируемым всемя тремя творческими лидерами. Это коммюнике далее озвучивается на встрече лидеров по внешним связям всех трех модулей, которые в целом формируют хираму второго порядка.

 

Аналогичным образом, Модули 2 и 3 структурируются как нейронные сети (с входным, скрытым и выходным слоями) и в то же время хирамы (ибо выходной слой состоит из специализированных по подтемам творческих лидеров и есть психологический.лидер и внешний лидер).

 

Соединяясь вместе на регулярных сходках, лидеры по внешним связям хирам – Модулей 1-3 -- формируют хираму более высокого порядка. В ней они выступают не в роли внешних лидеров, а в качестве частичных творческих лидеров. Все их темы выступают как подтемы в рамках всеохватывающей задачи хирамы второго порядка. Эта задача формулируется, как уже отмечено выше, как Микробная социальность, нейрохимия и пробиотики. В хираме второго порядка (хираме из хирам), кроме упомянутых трех творческих лидеров, будет свой психологический лидер-модератор и свой внешний лидер, сообщающий результаты работы всей структуры целевым клиентам – от правительства РФ и медицинских и научных учреждений до широких масс населения; он же ведает контактами с другими сетевыми структурами, а также структурами иных типов – иерархиями, (квази)рынками, с которыми придется взаимодействовать. Хирама второго порядка кооптирует всех участников нейронных слоев модулей, и в ней также могут быть дополнительные участники-генералисты, не включенные ни в один из модулей, но готовые высказать мнение по всему результирующему проекту эксперты, политики, бизнесмены, или просто люди типа «дворничихи тети Маши» или красивой доярки.  Здесь возникает аналогия с муравейником, где есть большое число в норме малоактивных индивидов, которые обычно не несут специализированных функций (в отличии от «профессиональных» фуражиров, разведчиков, нянек и др.), но могут быть мобилизованы для участия в выполнении любого задания.

 

Литература

 

Андреев Д. Роза мира. М.: Прометей. [1991].

Вачков И. Основы технологии группового тренинга. Психотехники. Учебное пособие. М.: Ось-89. 2001.

Виноградский С.Н. Экспериментальный социализм // Летопись нашей жизни / Под ред. Н.Н. Колотиловой, Г.А. Савиной. М.: МАКС Пресс. [2013]. С.606-622.

Делёз Ж., Гваттари Ф. Ризома // Философия эпохи постмодерна: Сборник переводов и рефератов. Минск: ООО «Красико-принт». 1996. С. 7–31.

Захаров А. А. Альянсы рабочих в семье муравьев рода Formica (Hymenoptera, Formicidae) // Успехи совр. биологии. 1995. Т. 115. № 6. С. 459–469.

Марфенин Н. Н. Нецентрализованная саморегуляция целостности колониальных полипов // Журнал общей биологии. 2002. Т. 63. № 1. С. 26–39.

Михалко М. Как провести мозговой штурм продуктивно: основные техники и естественное творческое мышление. 2015. Интернет-ресурс: http://www.marketing.spb.ru/lib-mm/tactics/Creative-Thinking_Techniques.htm.

Олескин А. В. Междисциплинарные сетевые группы//Вестн. Росс. Акад. наук. 1998. № 11. С. 1016–1022.

Олескин А. В. Сетевые структуры как биополитический проект // Вестн. Росс. Акад. наук. 2007. № 12. С. 1084–1088.

Олескин А. В. Сетевые структуры в биосистемах и человеческом обществе. М.: УРСС, 2012.

Олескин А. В. Сетевые структуры в биосистемах // Журнал общей биологии. 2013. Т.74. № 2. С. 112-138.

Олескин А. В. Сетевые структуры, иерархии и (квази)рынки в биосистемах, человеческом обществе и технических информационных системах. Критерии классификации // Сложные системы. 2014. № 2. С.42-64.

Олескин А. В. Сетевое общество: необходимость и возможные стратегии построения. Сетевая (ретикулярная) социально-экономическая формация: квазисоциалистические принципы и меритократия. М.: УРСС. 2016.

Павлов Д. С., Касумян А. О. Стайное поведение рыб. М.: Изд-во Моск. ун-та. 2003.

Радаков Д. В. Стайность рыб как экологическое явление. М.: Наука. 1972.

Резникова Ж. И., Новгородова Т. А. Распределение ролей и обмен информацией в рабочих группах муравьев // Успехи современной биологии. 1998. Т. 118. № 3. С. 345–356.

Смородинская Н. В. Глобализированная экономика: от иерархий к сетевому укладу. М.: Институт экономики РАН. 2015.

Соловьёв Э. Сетевые структуры транснационального терроризма. 2004. Интернет-ресурс: httm://www.intertrends.ru/five/006.htm.

Чучкевич М. М. Основы управления сетевыми организациями. М.: Институт социологии РАН. 1999.

Boccaletti S., Latora V., Moreno Y., Chaser M., Hwang D.-U. Complex networks: structure and dynamics // Physics Reports. 2006. V.224. P.175-308.

Couzin I. D., Krause J., James R., Ruxton G. D., Franks N. R. Collective memory and spatial sorting in animal groups // J. Theor. Biol. 2002. V. 218. P. 1–11.

Croft D. P., James R., Ward A. J. W., Botham M. S., Mawdsley D., Krause J. Assortative interaction and social networks in fish // Oecologia. 2005. V. 143. № 2. P. 211–219.

Fried J. Why I run a flat company // Magazine. 2011. Интернет-ресурс: http://www.inc.com/magazine/20110104.

Helbing D., Farkas I., Vicsek T. Simulating dynamical features of escape panic // Nature. 2000. V. 407. P. 487–490.

Krebs V. E. Connecting the Dots. Tracking Two Identified Terrorists. 2008. http://orgnet.com/tnet.html.

Kuramoto Y. Chemical Oscillations, Waves, and Turbulence. New York: Springer-Verlag. 1984.

Kück U., Nowrousian M., Hoff B., Engh I. Schimmelpilze. Lebensweise, Nutzen, Schaden, Bekämpfung. Springer-Verlag: Berlin u. Heidelberg. 2009.

Oleskin A. V. Making a new case for voluntary cooperation-based fission-fusion structures in human society // Social Sci. Information. 1996. V. 35. № 4. P. 619–627.

Oleskin A. V.  Network Structures in Biological Systems and in Human Society. Hauppauge (New York): Nova Science Publishers, 2014.

Schmidt-Hempel P. Reproductive competition and the evolution of workload in social insects // American Naturalist. 1990. V. 135. № 4. P. 501–526.

 

[1]Отметим, что сети в широком смысле – любые системы из элементов (вершин, или узлов) со связями между ними, которые обозначаются как ребра (дуги).

[2] Слияние — это действие иллюзии, содержащей в себе отказ от различий и непохожести и характеризующейся отсутствием дифференцирования себя и других, невозможностью определить, где кончается Я человека и начинается Я другого (Вачков, 2001. С.51).

[3] «В стае через взаимовлияние рыб друг на друга происходит сохранение наиболее важных навыков, вырабатываемых на стабильные закономерные события» (Павлов, Касумян, 2003. С. 111). Условнорефлекторный фонд существует за счёт высокоразвитой способности стайных рыб к имитации; необходимым условием является достаточно малое расстояние между особями (превышающее размер каждой рыбы не более чем в 4–5 раз). Это обеспечивает постоянный обмен информацией между особями.

[4] Колонна и плеяда у муравьев соответствуют одному одно- или многосекционному муравейнику. 

Категория: Сетевые структуры в БС и ЧО | Добавил: leader (26.05.2016)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 |
Copyright Soksergs © 2017
Разработка и наполнение сайта - Soksergs