Вторник, 26.09.2017, 03:20 Главная | Регистрация | Вход

Категории каталога

Общая биополитика [9]
Сетевые структуры в БС и ЧО [19]
Сетевые структуры в биосистемах и человеческом обществе
Биополитика и микробиология [12]
Материалы - МОИП [5]

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Каталог статейКаталог статей
Главная » Статьи » Сетевые структуры в БС и ЧО

СЕТЕВЫЕ СТРУКТУРЫ И ЗАДАЧА СОХРАНЕНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В данной статье мы сосредоточимся на позитивном аспекте влияния сетей – на сетевых структурах, способствующих защите национальных и региональных идентичностей и, тем самым, культурному и социально-политическому многообразию человечества. Ближе к концу текста мы, правда, остановимся на исходящих из сетей опасностях.

Итак, сетевые структуры могут быть полезными в следующих ролях:

1. Сети как генераторы идеологических и стратегических ориентиров.  В США, начиная со времени президента Рузвельта, в помощь правительственным иерархическим структурам создавались сетевые генераторы идей (think tanks), В нашей стране вполне реально создание крупных сетевых организаций, в матрикс которых будет заложена основная цель определения стратегии развития России в глобализующемся мире при сохранении самобытности этносов и культур нашей страны. Как уже указывалось, проигрывая иерархиям в быстродействии, сети обеспечивают более глубокий анализ проблем. Иерархические структуры получают в своё распоряжение важные стратегические идеи, содержащиеся в наработанном сетями материале.

Обратимся к биологической аналогии. Организм многоклеточного животного имеет две контролирующих системы – быстродействующую нервную и  более медленную гормональную (эндокринную). Гормональная система, в отличие от нервной системы, не отдает распоряжения к немедленному исполнению, а  задает общую ориентацию организма, уровень его активности, готовность справиться с тем или иным стрессом. Политическая система функционирует подобно нервной системе животного организма, причём государственный аппарат уподобляется центральной нервной системе (мозгу), а местные органы власти – периферическим нервным узлам. Что касается аналога гормональной системы, то в большинстве стран Запада эту функцию несёт совокупность независимых от центральных органов власти социальных объединений, организаций, структур (развитое гражданское общество). Аналогами гормонов в человеческом обществе служат социальные, политические и культурные идеи и ценности. Овладевая массами людей, они так или иначе ориентируют социум, обусловливая его готовность или, напротив, нежелание принимать те или иные директивы со стороны правительства. «Гормональная система» социума вырабатывает идеологию, понимаемую в самом широком смысле. Она даёт варианты ответов на волнующие людей «вечные вопросы» о смысле человеческой жизни, о государственном устройстве, о светлом будущем (есть ли оно? Как его себе представлять?), об исторической миссии всего человечества (зачем мы существуем на этой планете?) и каждой его части (нации, народности, группы, класса и др.), о принципах межчеловеческих отношений, об отношении к живому, природе в целом... - и на многие другие вопросы. Роль генераторов подобных идейных установок и ценностей вполне по плечу сетевым структурам, особенно крупным.

Как справедливо отмечается в «Русской доктрине», созданной в 2005 г. коллективом российских учёных (А. Кобяков, В. Аверьянов, В. Кучеренко) по инициативе Фонда “Русский предприниматель” под эгидой Центра динамического консерватизма, «государство при всех своих достоинствах нацелено прежде всего на текущее функционирование, на поддержание создавшегося порядка вещей. И это верно для всех цивилизаций. Но должны быть и структуры, занимающиеся исследованием, прогнозированием перемен и даже отчасти их управлением, а также инновациями, формированием стратегий, подбором и воспитанием кадров высочайшего класса. Как правило, такие структуры имеют закрытый и сетевой характер. В западной цивилизации наряду с государством существовали масонские и парамасонские структуры, затем переросшие в систему закрытых клубов и организаций – сеть, объединяющую элиту. В исламском мире такую роль выполняют суфийские ордена. Все они не зависят от политической конъюнктуры и могут строить планы на много “сроков правления” вперед… Возрождаемой России нужна как минимум полузакрытая сеть здоровой, патриотической элиты, нацеленной на развитие страны и воссоздание империи. Сеть, которая будет существовать параллельно с органами государственной власти, подстраховывая их и восполняя их недостатки. Здесь будет храниться и творчески переоткрываться смысл нашей цивилизации» (http://www.rusdoctrina.ru).

Сетевым генераторам идей может быть поручен анализ широкого спектра злободневных вопросов с выработкой стратегических решений и программ их реализации.  В конечном счёте все сетевые разработки, несмотря на специфику каждой сетевой структуры, могут конвергировать в фокальной точке -- определение траектории будущего развития нашей страны в составе глобальной цивилизации современности, народа России в рамках планетарного «тела человечества» (в терминах А.Влавианос-Арванитис).

Реальным примером является созданный при Институте философии РАН Клуб инновационного развития (КИР). В «Пояснительной записке» КИР мы читаем: «Для перевода России на инновационный путь развития мы располагаем крайне ограниченным ресурсом времени, поэтому актуальна проблема разработки методологии и методов рекрутирования и формирования ответственной инновационной элиты на основе представителей высокообразованной современной молодежи, на что и ориентирован предлагаемый проект создания «Клуба инновационного развития» (http://www.reflexion.ru/club).

2. Сети в борьбе за защиту биоразнообразия, реализацию экологических принципов. Охрана этнорегионального многообразия неосуществима без задачи охраны разнообразной природы, населённой живыми существами, формирующими биоразнообразие планеты («тело биоса», Vlavianos-Arvanitis, 1985, 2003). Л.Н. Гумилёв (2006), анализируя в книге «Этногенез и биосфера Земли» динамику движения народов в поисках исторической идентичности, делал особый упор на отношения этносов с природными ландшафтами, с окружающей средой в целом. Природная, экологическая компонента особенно важна для этносов, населяющих территорию нашей страны. Их самобытность непредставима без просторов нетронутой тайги, тундры, степей. Недавно умерший декан биологического факультета МГУ проф. М.В. Гусев справедливо полагал, что международное сообщество должно субсидировать Россию ради того, чтобы она воздерживалась от чрезмерного освоения и мелиорации своих ландшафтов, имеющих глобальную ценность как заповедные зоны (Гусев, 2009). Способствуя сохранению собственной идентичности, Россия в целом и каждая её этническая общность в частности будут решать задачу планетарной важности. Достаточно сказать, что сибирская тайга снабжает кислородом Северную Америку, а сибирские болота поглощают окислы азота -- опасные продукты мирового промышленного производства.

А. Влавианос-Арванитис обозначает международные усилия по охране биоразнообразия термином «биодипломатия». Несомненно, мероприятия по спасению биоса дают новый толчок для решения проблем самой политики – а именно, этнополитических проблем, для улучшения политического климата в мире. Действительно, объединяясь ради сохранения бииоразнообразия, люди будут иметь стимул для того, чтобы в новом ракурсе посмотреть и на собственное  разнообразие  (этническое, политическое, религиозное, культурное) как на богатство всего человечества, на резерв адаптивных возможностей человечества как системы. Этот факт осознаётся не только представителями биополитического сообщества, но и некоторыми из современных  активистов экологического движения как такового.

Сетевые структуры, посвятившие себя экологическим задачам, существуют ныне как на локальном, так и на глобальном уровнях. Один из ценных примеров реализации сетевых организационных принципов в нашей стране представляет Межрегиональный общественный фонд Сибирского центра поддержки общественных инициатив (МОФ СЦПОИ). Это – «сетевая организация в России, осуществляющая техническую, программную и финансовую поддержку некоммерческого сектора в 11 субъектах РФ» (Белая книга Байкальского региона, 2004. С.10). Под эгидой данной сетевой организации работает, в частности, Региональная общественная организация «Клуб Фирн», выступающая как представитель Бурятии в рамках МОФ СЦПОИ. Вступив в партнерские сетевые отношения с Байкальским информационным центрам «Грань», «Клуб Фирн» участвует в ряде важных экологических проектов. 

На этом примере хорошо видно, как изначально локальная (ограниченная Прибайкальем) сеть приобретает региональный и далее международный характер. «Клуб Фирн» вместе с центром «Грань» вошел в состав международной «Сети живых озер». Речь идет о проекте, посвященном сохранению и восстановлению природных экосистем 28 озер и водно-болотных территорий на всех континентах. Проект был инициирован в глобальном масштабе немецким фондом Global Nature Fund (см. Белая книга Байкальского региона, 2004).

Глобальный уровень сетевой работы осваивается рядом международных сетевых структур, включая Международный союз по эко-этике (Eco-Ethics International Union). Союз включает в себя заинтересованных индивидов по всему миру, представляя собой крупную сетевую структуру. Подобно природным экосистемам, состоящим из более мелких экосистем (экосистема леса из малых экосистем, ассоциированных с каждым из деревьев), крупная сеть Международного союза по эко-этике состоит из многих локальных, относительно автономных сетей (их называют “локальные главы” – Local Chapters), постоянно контактирующих за счет другой международной сети – Интернета. Международный союз, «функционируя в более чем 80 странах, … привлекает растущее число сторонников» (http://www.eeiu.org/eeiu.html).

Экологическая проблематика находится в сфере внимания Сетевой ассоциации независимых исследователей, педагогов и экспертов по биополитике (САНИПЭБ), хотя она посвящает себя более широкому спектру проблем биополитического характера, включая исследование природы человека как продукта эволюции биоса, поиск путем оптимизации социальных и политических структур с учётом этологии, нейрофизиологии и других биологических наук в их применении к человеку, налаживание системы биологического образования и др. С самого начала существования САНИПЭБ она конституировалась как сетевая структура -- первоначально локальная (на базе МГУ), с перспективой распространения в социуме. «Сетевая ассоциация создана решением Учредительного собрания инициативной группы в апреле 2007 г. как общественное объединение по реализации идей биополитики в разных ее аспектах в России. САНИПЭБ – децентрализованная сетевая структура без единого руководителя, но с частичными лидерами по основным направлениям работы (научным исследованиям, биологическому образованию, социально-гуманитарным проектам, психологической работе, внешним связям)» (http://biopolitika.ru).

3. Образовательная миссия сетевых структур. Решение задачи сохранения идентичностей этносов и регионов планеты предполагает реформирование системы образования -- на локальном и глобальном уровнях – в направлении усиления воспитания любви к родному краю, своему этносу, углублённого знакомства с родными культурными традициями (при поощрении интереса и к «чужим» традициям во всём их планетарном многообразии), воспитания бережного отношения к природе и в особенности населяющего её биоса.

Сетевые структуры могут создаваться непосредственно в классе или аудитории. Например, автор проводил по сетевому сценарию уроки по теме «Экология большого города и нейрохимия его обитателей» в старших классах школы № 119 г. Москвы (см. Олескин и др., 1001; Олескин, 2007а). Учащиеся создали сетевую команду (около 10 человек) с тремя частичными творческими лидерами, имевшими следующие задачи:

·       Лидер №1 собирал от всех членов команды в течение недели данные по экологическому состоянию одного из районов Москвы, которое оценивалось по изменениям окраски коры берез и появлению уродливых (кривых, карликовых) деревьев.

·        Лидер 2 был протоколистом и координатором выполнения следующего задания: на базе статей Конституции Российской Федерации о правах человека составить аналогичный текст о правах биоса (животных, растений, микроорганизмов)

·       Лидер №3 протоколировал мнения членов сетевой команды по вопросу, следует ли уголовно наказывать преступницу, покусившуюся на жизнь мужа в состоянии дефицита нейромедиатора серотонина, которая может быть обусловлена накоплением тяжелых металлов в окружающей среде (Masters, 2001; Masters et al., 2000).  

Учащиеся могли ситуационно взаимодействовать с любым частичным творческим лидером. Аналогично – со своим набором частичных лидеров – создаются сетевые структуры и на занятиях по другим темам, проводимых в вузе или средней школе.

Сетевые структуры потенциально допускают и иное применение в образовательной сфере. Не только студенты или школьники, но и сами активисты – реформаторы системы образования – могли бы объединиться хотя бы в рыхлую сеть в масштабах России. Таким путем они могли бы поддерживать рабочие контакты, обмениваться идеями и педагогическими разработками, в той или иной мере координировать свои усилия.

4. Антиконфронтационный потенциал сетей. К сожалению, мы не можем пройти мимо негативного политического аспекта проблематики этнорегионального многообразия. Многие серьёзные политические проблемы во всём мире связаны с реализацией на локальном и глобальном уровнях архаичной, унаследованной у наших эволюционных предков и присущей различным видам животных тенденции к разделению «своих» и «чужих».

«Подобное стремится к подобному”: и люди, и животные стремятся к контакту с теми, кто похож на них. Так мыши и крысы формируют группы, члены которых отличаются по запаху от представителей других групп. “Чужаков” мыши и крысы изгоняют и даже убивают; хищные виды головастиков проверяют по запаху, является ли вновь встреченный индивид их родственником; если он не является родственником, они пытаются съесть его заживо (см. Резникова, 2005). Уже бактерии образуют колонии, которые не сливаются друг с другом (Будрене, 1985; Новикова, 1989 и др. работы). 

На политической арене лояльность, верность “своим и только своим” (кто не с нами, тот против нас) служила и продолжает служить глубинной причиной кровавых конфликтов, которые разрывают на части единое «тело человечества» (метафора А. Влавианос-Арванитис). Одним из результатов тенденции разделения «своих» и «чужих» в человеческом обществе является этноцентризм – избирательное отношение к представителям "своего"  этноса (нации, народности,  племени), «убежденность в превосходстве собственной этнической и культурной группы» (Майерс, 2000. С.682.). Этноцентризм часто сочетается с ксенофобией– недружественным отношением к «чужакам». На этой почве в разных частях планеты возникают опасные конфликты между различными этносами (племенами, нациями, расами и др.).

Возникает вопрос, возможно ли совместить стремление сохранять и всемерно подкреплять свою этническую идентичность с уважением также и к другим этносам? Можно ли удержаться на тонкой черте, отделяющей приверженность к своей этнической культуре, любовь к родине от национализма, расизма, ксенофобии?

Сетевые структуры могут сказать своё слово в решении этой сложной, деликатной и в то же время весьма важной проблемы. Сетевые структуры обладают существенным антиконфронтационным потенциалом. Сеть, посвящённая важной в глобальном аспекте задаче, например, охране биоразнообразия, борьбе со СПИДом или преодолению невежества людей в области биологии и её социальных приложений (био-неграмотности), способна вовлечь в кооперативное взаимодействие представителей различных этносов, наций, регионов, в том числе и тех, чьи взаимоотношения омрачены конфликтами. Среди лидеров Биополитической интернациональной организации не случайно представлены две традиционно недружественные нации -- греки (Включая Президента БИО А. Влавианос-Арванитис) и турки (например, Р. Келеш), а её годичные конференции проводились как в Афинах, так и в Стамбуле.

Психика людей эволюционно предрасположена к кооперации – так гласят результаты биополитических, этологических, эволюционно-психологических исследований. Любой повод к сотрудничеству имеет тенденцию разрастаться в продолжительную кооперацию с существенным улучшением отношений между бывшими недругами, если только нет мешающих факторов, которые создают «образ врага», делят мир на «своих» и «чужих» (а такое разделение, к сожалению, также имеет под собой эволюционно-биологическую подпочву). Поэтому еще раз подчеркнем, что сети препятствуют межэтнической (межрелигиозной и др.) конфронтации. Сетевые структуры любого типа и целевой задачи – научные лаборатории, художественные артели, совместные предприятия, благотворительные фонды, сетевые организации гуманитарной направленности, могут способствовать также взаимопониманию этносов, если они включают представителей нескольких этнических  групп.

Сетевые структуры межэтнического типа способствуют также налаживанию личных связей между представителями разных этносов. Личные связи представителей разных наций стимулируют позитивное восприятие» межгосударственных отношений  «как братских и партнерских, положительное отношение к вероятности объединения с этими странами, симпатию к их жителям» (Сикевич, 2007).

5. Сети в борьбе с одиночеством, аномией, засильем рыночной стихии. Переживаемый в наши дни глобальный кризис обострил чувство одиночества, беспомощности, «заброшенности» у многих людей планеты, в том числе, конечно, и в нашей стране. Человек в кризисной ситуации не находит для себя опоры, не ощущает принадлежности к своей этнической группе, причастности к данному обществу. Это и есть аномия в понимании Э. Дюркгейма. Волчьи законы необузданного капиталистического рынка подавляют волю индивидов, ставя их перед перспективой разоряющей инфляции, потери работы, нищенского существования. Но ведь и реальный рынок отклоняется от чисто конкурентного сценария: в его рамках наблюдается формирование сетевых структур из предприятий.

Однако сетевые структуры могут формироваться не только из «бывших конкурентов» на рынке. Сетевые структуры, защищающие интересы простых граждан, в том числе и объединяющие представителей одного этноса, могут помочь преодолеть чувство экзистенциальной «заброшенности» в чуждый и жестокий мир. Вновь сошлёмся в качестве примера на благотворительную сетевую структуру «Старость в радость». Её основная цель – «дать почувствовать людям, живущим в домах инвалидов, ветеранов, домах престарелых, что они не одинокие, не брошенные, не забытые всеми, что они кому-то нужны» (http://starikam.ru). Здесь важно подчеркнуть, что активность таких гуманитарных, благотворительных сетевых структур, кроме непосредственного значения, играет и важную символическую роль. У разных народов и в разные эпохи истории забота о пожилых людях, об отцах и матерях, дедах и бабушках, выступала как критерий уважения устоев своей культуры, своей нации, своей этнической группы.

 

Категория: Сетевые структуры в БС и ЧО | Добавил: leader (10.07.2009)
Просмотров: 920 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 |
Copyright Soksergs © 2017
Разработка и наполнение сайта - Soksergs